?

Log in

No account? Create an account
 
 
29 June 2010 @ 09:05 pm
Харбинско-китайское историческое общество в Австралии о посещении Маньчжурии  
Отчет Харбинско-китайскому историческому обществу (Австралия) о посещении Китая в период с 25 мая по 5 июня 2010 г.

Работу по решению вопросов, связанных с захоронениями наших предков, по изучению современного положения православия в Китае мы начали активно вести с 2002 г. Китайские власти сначала просто игнорировали наши запросы, а затем заняли следующую позицию:  «Во время русско-японской войны 1904-05 гг. Япония и Россия  были двумя соперничающими империалистическими державами, которые находились на китайской территории с целью раздела сфер влияния.  Они принесли много страданий и унижений китайскому народу.  Это было оскорбление национальных чувств китайского народа».

Россия всё же приложила кое-какие усилия по обустройству кладбищ, но только по захоронениям  красноармейцев, погибших при освобождении Маньчжурии от японцев в 1945 г. и в результате корейской войны 1953 г. Забытыми остались герои русско-японской войны, патриоты гражданской войны, строители / служащие КВЖД, а также русские гражданские захоронения по всей полосе отчуждения линии железной дороги.

Стремительное развитие северо-востока Китая, благодаря КВЖД, привело к тому, что кладбища, расположенные на окраинах поселений, оказались в центрах разросшихся городов.  Большинство наших кладбищ, в лучшем случае превратились в парки, а зачастую территории были просто использованы под строительство зданий...

ХАРБИН

Госпитальное военное кладбище, можно сказать, исчезло бесследно. «Старое» кладбище при Покровской церкви, на данный момент завалено материалами для строящегося рядом метро.  Положение по захоронениям на этом месте необходимо расследовать с помощью российского Посольства / Консульства у китайских властей.  Если при строительстве будут обнаружены какие-либо останки, нужно постараться предать их земле на кладбище Хуан Шань. Туда же в прошлом году перенесли останки красноармейцев погибших в 1945 г.

Положение с кладбищем  Хуан Шань следующее:

1.  В 2008 г. с трех сторон была установлена ограда.  С боковой (левой) стороны сплошная.  Спереди по длине, приблизительно, на 70-80%, а сзади, приблизительно на  30%.  Четвертая (правая) сторона открыта, и посадки кукурузы с каждым годом все дальше и дальше врезаются на территорию кладбища.

2.  Красноармейцы перезахоронены в правой стороне кладбища.  Все «наши» захоронения в левой.

Почему-то китайцы усиленно ограждают красноармейскую секцию.  Мы обратили внимание Посольства на этот факт, и они уже высказали своё неудовлетворение китайским властям по этому поводу.

3.  Необходимо, срочно, определить официальную территорию нашего кладбища.

4.  Абсолютно необходимо добиться полного ограждения всего кладбища,  как  единого целого, вместе с красноармейской секцией, избегая каких-либо разделений «этих мы любим, а тех нет!».

5.  Необходимо сделать топографическую съемку кладбища с обозначением церкви, сторожки и захоронений с памятниками, затем к добавить / восстановить, уже затерявшиеся могилы с имеющихся у нас набросков.

Заранее организованная официальная встреча в этот раз была проведена нами с генеральным директором Департамента иностранных дел Хейлунцзянской провинции г-ном Чжао Эрли.  На приеме также присутствовали его заместитель Чжин Сон, говорящий по-английски и Чэн Янь говорящий по-русски. Обсуждались вопросы о захоронениях на северо-востоке Китая, как харбинские, так и в других пунктах КВЖД.

Наше предложение установить хотя бы памятные доски с надписью на русском, английском и китайском языках – «В память всех русских людей, нашедших место упокоения в Китае» (можно даже на местных китайских кладбищах) в тех местах, где уже вообще нет русских кладбищ, не было встречено с большим энтузиазмом.  Но к этому, похоже, еще можно вернуться чуть позднее.  Китайской стороной были высказаны кое-какие предложения, как действовать.

На следующий день с начальником из одного из отделов Департамента г-ном У Хаояном, нас повезли в Хуан Шань на встречу с управляющим кладбища. Там мы высказали свое неудовлетворение по поводу распаханной под посевы части нашего кладбища и потребовали предоставить официальный план для установления границ и завершения строительства ограды всей территории.  Переговоры велись в сравнительно удовлетворительном тоне, с полной поддержкой наших вопросов г-ном У Хаояном.  Руководство кладбища пыталось свести разговор под факт, что у них нет денег на ограду.  На это мы твердо заявили, что денежные вопросы второстепенны и разрешимы, а сейчас мы должны определиться с границами территории и возможной топографической съемкой захоронений кладбища.  Г-н Ву Хаоян обещал лично заняться этим вопросом и удовлетворить нашу озабоченность.

В апреле месяце этого года, впервые за десять лет, с разрешения государственных властей КНР, в Покровском храме были отслужены две Божественные литургии. Четвертого апреля Пасхальная утреня и литургия были совершены иеромонахом Стефаном из Московского Патриархата, а 11-го 86-летним священником Китайской Автономной Православной Церкви о. Михаилом Ван Цяншэном, проживающим в Шанхае. Ему сослужил псаломщик Папий Фу Силян. Будем надеяться, что тем самым было положено начало более регулярным богослужениям.

В последний день нашего пребывания в Харбине мы были приглашены на одну из регулярных встреч «новых харбинцев» (членов Русского клуба в Харбине).  Это люди, которые в результате предпринимательства, преподавательской работы и, конечно, смешанных браков, проживают постоянно в Китае.  Среди приблизительно сорока присутствующих были и российские студенты, обучающиеся китайскому языку.  Всех их очень интересует история русских в Китае.  «Новыми харбинцами» устраиваются и субботники.  К примеру, подчистили территорию, прилегающую к зданию Иверской церкви.  Есть надежда, что она будет реставрирована. Наше уходящее, разбросанное по всему миру, поколение  «старых харбинцев», просто обязано опереться на «новых харбинцев», и передать им дело сохранения истории русских в Китае.

Храм-памятник в Мукдене (Шэньяне)МУКДЕН (ШЭНЬЯН)

Это была уже наша третья поездка в этот город. Прилетев в Шэньян, мы были встречены представителем Консульства РФ Доржи Владимировичем Ганнжуровым, затем последовали встречи с генконсулом Сергеем Николаевичем Подберёзко и специально прибывшим из Пекина на встречу с нами советником-посланником Посольства РФ Евгением Юрьевичем Томихиным. При этом очень продуктивном общении были охвачены проблемы русских захоронений в Китае и приняты решения о взаимодействии на пользу нашего общего дела. Так, Евгений Юрьевич немедленно приступил к решению вопроса по не согласованному с посольством ограждению захоронений красноармейцев на территории харбинского кладбища Хуан Шань. Сергей Николаевич, несмотря на связанные с этим трудности, добился разрешения войти внутрь здания, бывшего храма на уже не существующем Мукденском кладбище, на котором было захоронено, как минимум 60,000 человек.

На южной стороне храма когда-то была мраморная доска с надписью: «Храм ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ сооружен повелением ЕГО ИМРЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА для увековечения памяти доблестных воинов, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество в русско-японскую войну 1904—1905г.». Внутри храма, у правого клироса, находилась Храмовая икона Спаса Нерукотворного, сооруженная на пожертвования, собранные по всей России.  Надпись на этой иконе гласила: «Сия икона Спаса Нерукотворнаго сооружена в храм Христа Спасителя в г. Мукден на Русскую братскую могилу в память доблестных воинов, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество в войну 1904—1905 г.». В алтаре храма имелась копия иконы Божьей Матери Казанской, на которой было выгравирована надпись: «Благословение ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА».

На внутренних стенах храма было прикреплено пять больших мраморных досок с перечислением войсковых частей русской армии, участвовавших в наиболее крупных боевых операциях, а именно: под Ляоляном, на реке Шахе, под Сандепу и Мукденом, и шестая доска со сведениями об общих потерях в перечисленных операциях. С северной стороны храма, в некотором расстоянии от него, находилась звонница, сооруженная харбинским коммерсантом И.Ф.Чистяковым;  семь колоколов, общим весом в 1720 кг., обладающих прекрасным звоном. В храме хранились два серебряных венка, возложенные на братскую могилу защитников Порт-Артура – один от Русской Императорской Армии, другой – от Флота.

Храм-памятник в Мукдене стал венцом по увековечиванию памяти погибших в Русско-японской войне.  В специальном углублении закладного камня был вложен крест, привезённый из Киева и серебряная доска с мемориальной надписью. Восьмигранный остов, облицованный тёсанным штучным гранитом, стоит на мощном цоколе.  Он увенчан главой в виде шлема с крестом.  Кровля в виде чешуйчатой кольчуги. Явный образ воина богатыря.

Храм-памятник в Мукдене (Шэньяне)Сегодня здание храма в плачевном состоянии, оно используется как складское помещение.  Завалено всяким барахлом, что затрудняет выяснить, что и как сохранилось на стенах. Со всех сторон пристройки.  На территории бывшего тенистого кладбища теперь, не относящиеся к истории постройки, баскетбольная площадка, парковка для машин и т.д. и.т.п.  Есть у нас не очень качественные фотографии, снятые внутри бывшего храма, а теперь склада.  Страшно смотреть!  Кое-что, как, например, мемориальные доски на стенах (все или нет, не ясно), сохранились, но в очень плохом состоянии.  В крыше дыры.

Местные власти утверждают, что эта историческая ценность будет отреставрирована и сохранена.  Мы считаем необходимым, по возможности, каким-то образом, официально, заручиться этим обещанием.  Кроме этого, на всякий случай, как можно скорее, снять все размеры, качественно сфотографировать и начертить планы, с которых можно было бы, во-первых, сделать макет, а когда-нибудь на новом месте построить такой храм.

Старые планы нам пока не удалось разыскать, поэтому, если у кого-либо имеется информация по этому зданию и/или фотографии снаружи и внутри храма, будем благодарны копиям. Также интересует где конкретно по отношению к храму была расположена звонница?

Кладбище в Порт-АртуреДАЛЯНЬ (ДАЛЬНИЙ) И ЛЮЙШУНЬ (ПОРТ АРТУР)

Проведя трое суток в Шэньяне, мы на машине по шоссе (на четыре линии в каждую сторону) направились в Далянь, куда добрались за три с половиной часа.

Обосновавшись в Даляне на следующий день на машине поехали в Люйшунь, находящийся в 50 км. от Даляня.  Цель поездки ознакомиться с положением русского кладбища в Порт-Артуре.

Там уже, какое-то время, за счёт российского гуманитарного фонда «Поколение», работает бригада из России.  Интересно, что китайские власти, хотя и остаются в стороне от этой работы, но, по крайней мере, не препятствуют и не мешают проведению реставрации. С использованием местной, частной рабочей силы, результаты уже налицо.  Честь и хвала фонду «Поколение».

Любая полезная информация, фотографии, полученные нами, по этому военному кладбищу, будут с благодарностью переданы  реставраторам. Особенно интересует, где конкретно на кладбище была расположена часовня.

В Даляне нашли хорошо огороженное кладбище, на уменьшенной со временем территории с некоторыми оставшимися старыми захоронениями и захоронениями красноармейцев. Церковь снесена, но есть здание-сторожка с небольшой комнатой для официальных встреч, книгой визитов и постоянным сторожем. 

...Наше посещение Китая мы считаем весьма продуктивным и благодарим Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в  КНР Сергея Сергеевича Разова и всех вышеупомянутых за их помощь. Благодарим также и Представителя Министерства обороны РФ по ведению военно-мемориальной работы в КНР Владимира Ивановича Кожемяко за его участие в подготовке нашего визита, но, к сожалению,  не сумевшего сопутствовать нам ввиду срочной работы в Синьцзяне. Будем внимательно следить за ожидаемым прогрессом и всегда готовы принять участие в переговорах.

Игорь и Алла Савицкие
Харбинско-китайское историческое общество (июнь 2010 г.)