Leonid Petrov (rspasanu) wrote,
Leonid Petrov
rspasanu

Categories:

Северо-Восточная Азия: регион без регионализма

Месяц назад мир еще раз убедился в том, что государства Северо-Восточной Азии не способны построить конструктивные взаимоотношения в политической и экономической сферах. Амбициозный план создания зоны свободной торговли в Китае, Южной Корее и Японии, о котором торжественно объявили страны региона, не может быть реализован из-за старых неразрешенных вопросов. Наследие колониального режима, мировых войн и гражданских конфликтов сохраняется и обрекает на неудачу любую попытку восстановить доверие и организовать многостороннее сотрудничество.

Создание сети соглашений о свободной торговле между соседними государствами могло бы создать атмосферу доверия, необходимую для дальнейшего углубления региональной интеграции в Восточной Азии, но пока усилий для достижения этой цели никто не прилагает. Япония и Китай еще не начали переговоры по двустороннему соглашению о свободной торговле. Южная Корея и Япония приостановили обсуждение в 2004 г. и с тех пор мало продвинулись в этом вопросе. В этом году Сеул согласился начать переговоры с Пекином, первая сессия которых прошла в Пекине 14 мая.

Впервые министры торговли Южной Кореи, Японии и Китая приняли решение начать переговоры по трехстороннему соглашению о свободной торговле к концу 2012 г. Президент Южной Кореи Ли Мён Бак (Lee Myung-bak) в Пекине во время ежегодных переговоров провел встречу с премьер-министром Китая Вэнем Цзябао (Wen Jiabao) и премьер-министром Японии Ёсихико Нода (Yoshihiko Noda), на которой обсуждались перспективы трехстороннего экономического сотрудничества. Лидеры государств согласились, что договор о свободной торговле позволит увеличить объемы торговли и инвестиций между тремя странами и создаст фундамент для широкого конструктивного взаимодействия.

Однако на пресс-конференции, состоявшейся после встречи, Ли Мён Бак не проявлял такого энтузиаза, как его коллеги из Китая и Японии. Он заявил, что соглашение о свободной торговле будет иметь большое значение для будущего трех стран, но уклонился от ответа на вопрос, удастся ли заключить соглашение в течение ближайших двух лет. Формированию доверия между тремя государствами не способствовал также отказ президента Китая Ху Цзиньтао (Hu Jintao) от встречи с японским премьером Ёсихико Нода без объяснения причин. Аналитики полагают, что решение Ху могло быть связано с бурными прениями, возникшими между премьер-министрами Китая и Японии в ходе обсуждения суверенитета спорных островов Дяоюй/Сэнкаку (Diaoyu/Senkaku Islands) на встрече 13 мая, или с выдачей японской визы лидеру уйгуров Рабие Кадыр (Rebiya Kadeer) для проведения Всемирного уйгурского конгресса (World Uyghur Congress) в Токио.

Также лидеры государств обсудили продолжающиеся провокации со стороны Северной Кореи, при этом очевидно было, что КНДР не участвует в переговорах по соглашению о свободной торговле. В случае заключения соглашения Северная Корея могла бы свободно продавать свою продукцию в Южной Корее и Японии, что позволило бы поддержать слабеющую экономику страны. Поставки качественных товаров из Южной Кореи и Японии могли бы ликвидировать дефицит потребительских товаров в КНДР. Однако эти возможности остаются для КНДР закрытыми по идеологическим причинам.

За несколько дней до трехсторонней встречи в Пекине председатель президиума Верховного всенародного собрания (Supreme People’s Assembly) КНДР Ким Ён Нам (Kim Yong-nam) предпринял свою первую зарубежную поездку после смерти Ким Чен Ира (Kim Jong-il), и это не было совпадением. Однако вместо того, чтобы посетить Китай, он отправился в Юго-Восточную Азию, где встретился с президентом Сингапура Тони Таном (Tony Tan) и главой парламента страны Майклом Палмером (Michael Palmer). Вместе с Кимом в Сингапур прибыли глава Комиссии по совместному предпринимательству и инвестициям (Joint Venture and Investment Commission) Ри Гван Гын (Ri Kwang-gun) и министр легкой промышленности Ан Чен Су (An Jong-su).

Очевидно, что Северная Корея старается привлечь иностранные инвестиции, предлагая разместить у себя предприятия производителей, заинтересованных в дешевой рабочей силе, а также увеличить экспорт собственной потребительской продукции и минеральных ресурсов. В Сингапуре главы государств обсудили различные вопросы, включая ситуацию на Корейском полуострове и двусторонние отношения. При этом Тони Тан и Майкл Палмер отметили, что хотя Сингапур открыт для развития двусторонних отношений с Северной Кореей, этому препятствует тот факт, что КНДР является объектом санкций Совбеза ООН.

На следующий день Ким Ён Нам вылетел в Индонезию, где также провел переговоры о привлечении иностранных инвестиций. Многие западные международные компании избегают прямого делового взаимодействия с Северной Кореей из-за торгового эмбарго, введенного США. Вашингтон предупредил финансовые организации Юго-Восточной Азии, что им не следует сотрудничать с КНДР. Банки Макао и Сингапура прекратили вести дела с Северной Кореей ещё несколько лет назад. Как же отреагировала на это давление Индонезия?

Президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдойоно (Susilo Bambang Yudhoyono) призвал к диалогу для решения проблем на Корейском полуострове. Министр иностранных дел страны Марти Наталегава (Marty Natalegawa) высказал мнение, что дальнейшая изоляция КНДР не является конструктивной мерой. Во время обсуждения спорного вопроса о запуске спутника-ракеты Юдойоно подчеркнул, что необходимо избегать недопонимания при помощи диалога и обмена информацией. Ким Ён Нам выразил уверенность в том, что страны могут сотрудничать в ряде областей. В частности, главы государств решили развивать двусторонние политические отношения путем проведения встреч официальных лиц, министров, управленцев и представителей СМИ из Северной Кореи и Индонезии. СМИ двух стран смогут делиться информацией и участвовать в журналистском обмене.

Северная Корея явно пытается уменьшить степень своей зависимости от Китая за счет установления отношений с другими азиатскими государствами. Но многие ли готовы и намерены помогать успешной интеграции КНДР? Почему Северной Корее приходится искать партнеров за пределами своего региона? Разве не было бы логичнее улучшить отношения с непосредственными соседями – Южной Кореей и Японией? Заинтересованы ли США и Россия в создании зоны свободной торговли с участием трех государств? Общая численность населения трех крупнейших стран Азии составляет порядка 15 млрд человек, совокупный ВВП – USD 15 трлн, или 20% от общемирового показателя. Заключение многостороннего соглашения о свободной торговле позволит заложить основу не только для крепкого экономического партнерства, но также для доверия, согласия и мира в регионе.

Однако события последней недели вновь показали, что внутренние дела для глав государств являются более важными, чем региональные проекты. Споры, начатые в XX веке, продолжают оказывать влияние на сердца и умы политиков Южной Кореи, КНДР, Китая и Японии. Вероятно для того, чтобы регионализм в Северо-Восточной Азии перевесил политическое недоверие и экономический протекционизм, ждать придётся ещё очень долго.--

(Леонид Петров для www.ruskorinfo.ru )

Tags: asia-pacific, economy, politics, АТР, Южная политика, экономика
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author