Category: история

Власти префектуры Токио покупают спорные территории в Восточно Китайском море

Оригинал взят у tokyo_hatsu в Власти префектуры Токио покупают ряд необитаемых островов в Восточно Китайском море

Новое обострение затяжного спора между Китаем и Японией неминуемо вызовет решение Токийской столичной префектуры купить находящиеся пока в частном владении острова Сенкаку /Дяоюйдао/, которые Пекин считает своими незаконно захваченными территориями. Принципиальная договоренность об этой сделке уже достигнута, сообщил сегодня в ходе выступления в Вашингтоне губернатор Токио Синтаро Исихара - известный в стране писатель националистического толка. По его словам, контракт будет оформлен в течение нынешнего года. Губернатор не сообщил, какую сумму Токийская префектура заплатит за эти необитаемые острова в Восточно-Китайском море, в районе которых, как сообщается, могут быть месторождения природного газа.

"Токио защитит Сенкаку,- заявил Исихара.- Даже если это не нравится какой-то стране, японцы будут защищать свою землю". Губернатор при этом выразил неудовольствие тем, что нынешнее правительство страны, по его мнению, недостаточно решительно отстаивает свои права на Сенкаку.

Эти острова оказались под контролем Токио в 1895 году вместе с Тайванем, который отошел к Японии после ее победы над императорским Китаем. После Второй мировой войны архипелаг вместе с соседней самой южной японской префектурой Окинава оказался под длительной американской оккупацией. В 1972 году США разом вернули все эти территории под контроль Токио. Япония после войны отказалась от колониальных прав на Тайвань и, по логике Пекина, должна вернуть и Дяоюйдао. Однако Токио утверждает, что эти острова в конце ХIХ века были ничейными и были по всем правилам включены в состав страны.

Активисты общественных движений из КНР и Тайваня неоднократно предпринимали попытки высадить десанты на Сенкаку, один раз это даже на время удалось. В районе островов постоянно курсируют китайские сторожевики, которые периодически вступают в конфронтацию с японскими пограничными кораблями.
Пытаясь закрепить свои права в регионе, Токио недавно объявил государственной собственностью ряд прилегающих к Сенкаку островков. Однако он не стал делать это с самим архипелагом, чтобы не обострять отношения с Пекином. Имя нынешнего частного владельца Сенкаку не предается огласке. Неясно также, согласовано ли решение губернатора Токио купить острова с правительством Японии.

Корр. ИТАР-ТАСС в Токио Василий Головнин
При использовании материала в любых целях ссылка на  ИТАР-ТАСС обязательна
--

Прошлое как оружие

В.И. Головнин ("Россия в глобальной политике", № 6, Ноябрь-Декабрь 2008 г.)

Восток Азии неуклонно наращивает свой вес в мире, хотя его политический голос явно не соответствует колоссальной экономической мощи. Общим местом стали рассуждения о том, что именно в этот регион во многом будет смещаться баланс мирового влияния в ХХI веке. Однако помимо обширных возможностей для роста и развития там присутствует и другой богатейший потенциал – межгосударственные конфликты, самые древние из которых уходят корнями еще в период до начала новой эры...

Collapse )

Острова Сенкаку/Дяоюйдао, по оценкам специалистов, богаты шельфовой нефтью и газом, находятся на пересечении морских торговых путей. Соглашение о совместной разработке газовых полей в Восточно-Китайском море между Пекином и Токио было подписано в 2008 году. Велись переговоры о деталях проекта, однако они были приостановлены КНР после того, как Япония в начале сентября прошлого года задержала китайский траулер в районе спорных островов. Конфликт вокруг этих островов позволяет правительствам КНР, Тайваня и Японии мобилизовать массовую поддержку населения для достижения своих внешне- и внутриполитических целей.

ЛП

Харбинско-китайское историческое общество в Австралии о посещении Маньчжурии

Отчет Харбинско-китайскому историческому обществу (Австралия) о посещении Китая в период с 25 мая по 5 июня 2010 г.

Работу по решению вопросов, связанных с захоронениями наших предков, по изучению современного положения православия в Китае мы начали активно вести с 2002 г. Китайские власти сначала просто игнорировали наши запросы, а затем заняли следующую позицию:  «Во время русско-японской войны 1904-05 гг. Япония и Россия  были двумя соперничающими империалистическими державами, которые находились на китайской территории с целью раздела сфер влияния.  Они принесли много страданий и унижений китайскому народу.  Это было оскорбление национальных чувств китайского народа».

Россия всё же приложила кое-какие усилия по обустройству кладбищ, но только по захоронениям  красноармейцев, погибших при освобождении Маньчжурии от японцев в 1945 г. и в результате корейской войны 1953 г. Забытыми остались герои русско-японской войны, патриоты гражданской войны, строители / служащие КВЖД, а также русские гражданские захоронения по всей полосе отчуждения линии железной дороги.

Стремительное развитие северо-востока Китая, благодаря КВЖД, привело к тому, что кладбища, расположенные на окраинах поселений, оказались в центрах разросшихся городов.  Большинство наших кладбищ, в лучшем случае превратились в парки, а зачастую территории были просто использованы под строительство зданий...

Collapse )

...Наше посещение Китая мы считаем весьма продуктивным и благодарим Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в  КНР Сергея Сергеевича Разова и всех вышеупомянутых за их помощь. Благодарим также и Представителя Министерства обороны РФ по ведению военно-мемориальной работы в КНР Владимира Ивановича Кожемяко за его участие в подготовке нашего визита, но, к сожалению,  не сумевшего сопутствовать нам ввиду срочной работы в Синьцзяне. Будем внимательно следить за ожидаемым прогрессом и всегда готовы принять участие в переговорах.

Игорь и Алла Савицкие
Харбинско-китайское историческое общество (июнь 2010 г.)

Скончался писатель-документалист Валерий Янковский

В минувшую субботу оборвалась жизнь известного писателя-документалиста Валерия Янковского. Знаток Уссурийской тайги, историк рода Янковских - известных предпринимателей, внесших огромный вклад в дело хозяйственного освоения юга Приморского края, Валерий Юрьевич Янковский - автор многих книг, в том числе - "В поисках женьшеня", "Нэнуни-четырёхглазый", "Полуостров", "Долгое возвращение", "Тигр, олень, женьшень", "От Гроба Господня до гроба ГУЛАГа", "Охота", "Корея. Янковским", и "Новина".

Год назад Янковский выпустил свою 13-ю по счету книгу «13 разбойников». «В моих книгах - только правда и ничего кроме правды», - говорил сам писатель. Так он и вошел в историю российской литературы – как писатель-документалист. Книга «13 разбойников» стала сборником воспоминаний. И если молодость, проведенную на своей второй родине, в Корее, Валерий Янковский ассоциировал только с прекрасным, то послевоенные годы, когда русский эмигрант, помогавший Советской Армии, попал в лагеря по статье "За оказание помощи международной буржуазии" – это воспоминания самые горькие.

Янковский родился 28 мая 1911 года во Владивостоке. В 1922 году вместе с семьей эмигрировал в северную Корею, где профессионально занимался охотой и оленеводством. В августе 1945 года, когда началась война между СССР и Японией, Янковский служил переводчиком в частях Красной Армии. После войны семья Янковских попала в списки "врагов народа". В 1946 году Валерий Юрьевич был репрессирован, шесть лет провел в сталинских лагерях. Но лагеря не сломили характера этого человека. В 1957 году его реабилитировали. С 1968 года он жил во Владимире.

98-й летний писатель до самого последнего момента сохранял не только бодрость духа, но и тела. Во время занятий спортом Янковский сильно ударился головой. Это и стало причиной смерти пожилого человека. Проститься с писателем можно в четверг, 22 апреля.  Панихида будет проходить в Ритуальном доме на улице Вокзальной во Владимире с 12.00 до 13.00.

--

Русское историческое общество в Австралии отмечает своё 15-ти летие

28 ноября, русская община Австралии отметила 15-ти летие существования своего Исторического общества. Чествования начались с молебна покровителю обещства Святому Нестору Летописцу, которое по традиции прошло в архиерейской Крестовой церкви в Кройдоне. Важность события подчёркивалась тем, что его служил сам Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Архиепископ Сиднейский и Австралийско-новозеландский Владыка Иларион. Среди двух десятков приглашёных, на этом мероприятии присутствовали старожилы русской иммиграции, активисты Исторического общества и представитель Посольства Российской Федерации по работе с соотечественниками. Приглашенным вручались памятные грамоты, свидетельствующие о их многолетнем покровительстве и значимом вкладе в сохранении истории русской иммиграции в Австралию.

Председатель Общества, Пётр Сергеевич Татаринов, зачитал поздравительные письма от своих коллег из других штатов и территоррий, которые не смогли принять участие в чествовании. Например, Дмитрий Николаевич Вуич, Генеральный представитель Российского дворянского собрания в Австралии, отметил, что «этот юбилей является значительным событием в нашей общественной жизни» так как страниями Общества «сохраняется в дали от Родины наших предков наследие русской истории, культуры и веры православной».

Посол России в Австралии, Александр Викторович Блохин, в своём письме отметил что «за эти скромные 15 лет сделано многое. Русское историческое общество нераз становилось плечём к плечу с посольством при организации мероприятий по случаю важнейших дат истории связей России с другими странами». А бывший скаут-мастер и преподаватель русского языка Марина Анатольевна Алексеева в своём письме пожелала, чтобы «энтузиазм и силы той маленькой группы людей, годами самотверженно проводящей поиск и хранение материалов касающихся жизни австралийской и рассеянной по всему свету русской эммиграции, никогда не иссякали».

Collapse )

Согласитесь, что получается парадоксальная вещь. Чем активнее Россия стремится взять под крыло своих разбросанных по миру детей, тем слабее проявляется у них заинтересованность в этой заботе. Идея «русскости» всё меньше волнует новых эммигрантов из России, и ещё меньше их компьютеризированных потомков. Вероятно дело не только в запутанности истории, с которой вот уже не первое десятилетие пытается разобраться сама Россия, но и в повальной «глобализации», приводящей к стремительному стиранию границ между государствами и культурами.

В этих условиях, перед Русским историческим обществом встают новые задачи, о которых, возможно, ещё 15 лет тому назад никто и не предполагал. Останется ли деятельность Общества прочно устремлённой в прошлое и удастся ли ему нащупать связь времён и поколений с настоящим – вот то, что определит его развитие или увядание в ближайшие годы.

Леонид Петров для Русской редакции Радио SBS (8 декабря 2009 г.)

Слушать в формате МР3

Русские во Франции - "Дикая школа" Камиля Чалаева

Франция -- всегда была страной, являвшейся культурным ориентиром для русской интеллигенции. За последние три года, мне часто приходилось бывать в этой стране, где я познакомился с очень интересными людьми, которые помогли мне увидеть и понять скрытый от посторонних глаз мир русского Парижа -- города, где переплелись прошлое и настоящее русской эмиграции ХХ века. 

Знакомство с историей русской эмиграции во Францию, как правило, начинается с кладбища Сен Женевьев де Буа, где покоятся около 15 000 сыновей и дочерей России. Оно находится  в 30 км к югу от Парижа и попасть туда без помощи местных знатоков и заранее организованного транспорта непросто, однако эти трудности воспринимаются как необходимые в любом паломничестве. Русские берёзки, православные кресты и церковная звонница в самом сердце Франции становятся наградой для тех, кто преодалел этот путь.

Русских, переселившихся во Францию после революции 1917 г., начали регулярно хоронить на французском муниципальном кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа с 1927 г. Именно в том году в пригороде Парижа появился "Русский дом", который сразу сделал из Сент-Женевьев-де-Буа своеобразный эмигрантский анклав. "Русский дом" был основан по инициативе княгини Веры Кирилловны Мещерской. Заведение являлось приютом для пожилых эмигрантов из России и рапологалось неподалеку от русского кладбища – крупнейшего за пределами России. С того времени большая часть захоронений стала принадлежать выходцам из русской эмиграции. Среди эмигрантов, похороненных на кладбище, значатся представители семьи Романовых, великие князья и княгини, надгробия и мемориальные комплексы казачеству, кадетам, корниловцам, колчаковцам, кутеповцам, алексеевцам, врангелевцам и их предводителям – представители Белого движения...
 

Collapse )




Леонид Петров
для Русской редакции Радио SBS
(13 апреля 2009 г.)

Между молотом и наковальней

Обзор Леонида Петрова

Между молотом и наковальней - Страхи и надежды русской диаспоры в Китае

Начавшийся после Второй Мировой Войны и продолжавшийся до начала 1960-х годов исход русского населения из Китая приоткрыл огромный, но на протяжении полувека скрытый от посторонних глаз, пласт информации о роли наших соотечественников в истории борьбы великих держав за Восточную Азию. За каждой отдельно взятой судьбой проглядывает история идеологических противостояний и столкновений.

Наши соотечественники, в разное время и при разных обстоятельствах попавшие в Китай, оказались заложниками тех политических игр, которые стали разворачиваться в регионе ещё со времён Китайско-японской войны 1894-1895 гг. Русско-японская война, Октябрьская революция и Гражданская война в России, создание Маньчжоуго и Война на Тихом Океане в равной степени драматически отразились на жизни русских в Китае. Эта этническая группа, невольно участвуя во всех политических коллизиях первой половины ХХ-го века, сильно пострадала но не исчезла из китайских статистических справочников.

Опираясь на воспоминания россиян, уцелевших после всех злоключений и перепетий, мы пытаемся ответить на следующие вопросы: как оказалось несколько сотен тысяч наших соотечественников в Китае? Какую роль играли они в политических планах «заклятых друзей», которыми на протяжении десятилетий оставались СССР, Китай и Япония? По какой причине и как русское население Китая спешно покидало страну в послевоенные годы? Что случилось с теми единицами, кто не решился уехать и остался в бушующем революционном Китае?

На многие вопросы отвечают материалы, публикуемые в последние годы в России и Китае. Как правило они основаны на воспоминаниях участников событий, разворачивавшихся в Маньчжурии и Синьцзяне. Многие из числа живых свидетелей трагедии русской диаспоры в Китае сейчас живут в Австралии и Америке. Остатки репатриантов разбросаны по регионам бывшего СССР. Однако, были и те, кто в силу разных обстоятельств не смог покинуть Китай. Встречи и беседы с некоторыми из этих чудом уцелевших людей легли в основу данного ислледования. Собранные материалы позволяют дополнить картину основных исторических событий, а также определить ту роль, которую разные политические силы в разное время отводили в своих планах русской диаспоре.

Полный тескт:  Между молотом и наковальней - Страхи и надежды русской диаспоры в Китае

ЛП

Второе дыхание Дальневосточного Вавилона – Русский Шанхай сегодня

Крупнейший город Китая с населением в 20 миллионов человек, Шанхай также является одним из основных торгово-финансовых центров Восточной Азии. По стилю и размаху Шанхай больше напоминает Гонконг или Тайпей, чем города континентального Китая. В то время как в северовосточных провинциях страны народ под руководством КПК продолжает строить «социализм с китайской спецификой», Шанхай уже давно ушёл вперёд и стал витриной достижений народного хозяйства КНР. Здесь была создана Шанхайская Организация Сотрудничества, которая помимо Китая также включает Россию и четрыре среднеазиатские республики. Даже лидер Северной Кореи, Ким Чен-ир, во время своего неофициального визита в январе 2001 г., не приминул заехать в Шанхай, чтобы изучить положительный опыт экономических реформ.

До поражения Китая в опиумных войнах в середине 19-го века, Шанхай представлял из себя небольшой посёлок, где тороговали рыбой и тесктилем. Тем не менее, несмотря на свою недолгую историю, город привлекает к себе внимание историков всего мира. В начале 20-го века, превратившись в крупнейший банковский центр Азии, Шанхай стал пристанищем для сотен тысяч эмигрантов, которые своим трудом и создали это новое чудо света – Дальневосточный Вавилон. Много было в Шанхае и наших соотечественников. В то время вынужденное переселение было связано с войнами и революциями. Основная часть русского населения прибывала в Шанхай из Харбина и Дайрена по линии КВЖД и затем по морю. От туда же проходила регулярная миграция беженцев в Тяньцзинь, Циндао, Ухань, Гуандун. А через эти порты – рассеивалась дальше по миру.

В оценке численности русского населения Шанхая всегда существовали разночтения. Например, в газете «Шанхайская Заря» в 1929 году говорилось о 12 тыс. человек. По официальной переписи населения 1929 г. русских насчитывалось менее 8 тыс. человек, а по переписи 1933 г. среди иностранцев русские составляли примерно 14 тыс. человек. К 1942 г. их стало уже 21 тыс. Несмотря на решение Лиги Наций о статусе беженцев (дававшем определенные права и льготы), Китай фактически не признавал этого статуса для русских эмигрантов и лица без гражданства не учитывались вообще. Ещё один фактор, искажавший статистку того времени, состоял в том, что многие русские предпочитали получать китайское гражданство. Таким образом, часть русских по всем официальным спискам и регистрациям в список иностранцев даже не попадала.

После 1945 г. эмигранты из России, долгие годы прожившие в Шанхае, стали разъезжаться либо обратно в СССР либо на Запад (в Австралию, США и т.д.). После закрытия в 1962 г. Советского ген.консульства и началом в 1966 г. «культурной революции», старых русских шанхайцев из числа бывших белоэмигрантов и советских граждан в городе осталось считанные единицы. Ситуация начала меняться только в конце 1980-х гг., когда Генеральное консульство вернулось в своё прежнее великолепное здание на слиянии рек Сучжоухэ и Хуанпу. Кстати, Россия — единственная страна, консульство которой занимает в Шанхае своё собственное отдельное здание. В 1990-х, вслед за бурным экономическим ростом, в Шанхай потянулись российские бизнесмены. На сегодняшний день насчитывается несколько сотен наших соотечественников постоянно проживающих в этом городе. Как правило это бизнесмены и студенты, российские граждане и граждане стран Содружества независимых государств (СНГ), кто сознательно приехал в Шанхай на учёбу или работу.

В районе большого Шанхая, который пользуется в КНР административной автономией, и в прилегающих районах провинций Цзянсу и Чжэцзян расположено множество предприятий. В самом Шанхае часто проводятся различные промышленные выставки — всё это притягивает предпринимателей из России и стран СНГ. В шанхайских ВУЗах обучается немало студентов из России, в том числе по программам межвузовского и межгосударственного обмена. Многие из них изучают китайский язык Вот уже 18 лет как компания Аэрофлот осуществляет регулярные авиарейсы между Москвой и Шанхаем, а в 2005 г. полёты по этому маршруту стала также выполнять и компания «Восточно-китайские авиалинии». Половина рейсов из Австралии в Пекин также делает транзитную остановку в ультра-современном аэропорту Пудун в Шанхае.

В 1998 г. в Шанхае открылся Русский клуб, ставящий своей задачей восстановить традиции культурного единения русскоговорящего сообщества Шанхая. Конечно, в полной мере воссоздать всё то, чем славилась русская колония в 1930-е гг. (русские газеты, театры и радио), пока не удаётся, однако в клубе регулярно проводятся встречи русской диаспоры, проходят культурные мероприятия. В сотрудничестве с Генеральным консульством РФ, Русский клуб в Шанхае по мере своих возможностей оказывает помощь соотечественникам, проводит религиозные службы.

В 2004 г., по требованию Русского клуба были закрыты увеселительные заведения в Свято-Николаевском храме и Кафедральном соборе иконы Божией Матери «Споручницы грешных». Эти два собора были построены русскими эмигрантами в 1930-х г. Правда, о возобновлении служб в них православными священниками пока говорить сложно, ведь это будет противоречить китайскому законодательству, запрещающему деятельность иностранных религиозных организаций на территории КНР. Однако по заверению Посла КНР в России Лю Гучана, «в дальнейшем здания будут иметь культурное назначение, связанное с историей российского присутствия в Китае».

Помимо этих двух храмов, в первой половине 20-го века беженцами из России в Шанхае были построены ещё 15 церквей и несколько мусульманских мечетей. Сохранился до наших дней и памятник А.С.Пушкину, построенный на средства пожертвованные русской диаспорой. Словом, русская колония за три десятилетия своего пребывания в Шанхае оставила значимый след на китайской земле. Жаль, что многие имена знаменитых русских артистов, живших или побывавших в городе с гастролями в 1930-х годах, остаются неизвестны нынешнему поколению китайцев. Нет ни одной таблички, ни одной фотографии свидетельствующей о том что такие знаменитые исполнители, как Федор Шаляпин и Александр Вертинский останавливались в гостинице «Cathay» (ныне «Peace Hotel») и выступали в до сих пор сохранившемся театре «Lyceum».

Хочется надеяться, что православные кресты над рекой Хуанпу вновь станут радовать сердца русских людей приезжающих в Шанхай. Однако пока, хоть эти здания и охраняются Шанхайским муниципалитетом, на них нет даже мемориальных досок с указанием того, кем, когда и на чьи средства они были построены. В бывшем Еврейском клубе, возведенном на средства еврейской общины, сейчас расположена Шанхайская консерватория. Здесь тоже могла был быть табличка с именем архитектора и датой постройки. Великолепно отделанный холл здания «Гонконгского и Шанхайского Банка» на Вайтане (ныне «Банк развития Пудуна»), автором которого был русский художник В. Подгурский, также не имеет каких-либо знаков исторической памяти.

Для того, чтобы русское прошлое этого ультра-современного города не угасло, необходимо воспитывать шанхайскую молодежь в духе уважения к России, к наследию русских людей. Так, например, поступают городские власти Харбина или Даляня, которые восстанавливают православные храмы и возрождают целые кварталы домов русской архитектуры. Необходимо поднять и статус русского языка. Для этого следует мобилизовать китайских ученых и преподавателей, сотрудников Центра изучения России при Восточно-китайском педагогическом университете, Шанхайского университета иностранных языков, и Шанхайского отделения Академии общественных наук КНР.

На этом направлении есть первые успехи. В прошлом году был закончен русский перевод книги Александра Ван Чжичена «История русской эмиграции в Шанхае». Среди достоинств этой книги, написанной китайским автором, стоит отметить использование обширного материала и снабжение его англо-русской транскрипцией. Это, прежде всего, русские фамилии, названия организаций, церквей и соборов. Кроме того, в книге приводится каталог улиц и фамилий. Это поистине энциклопедия русского Шанхая. К сожалению, до недавнего времени она оставалась практически не известна российским исследователям.

Сегодня в Китае идет процесс возвращения исторических имен, публикуются статьи и книги на самые запретные прежде темы, идет реабилитация исторических событий и личностей. Китайцы очень ревностно относятся к попыткам соседей использовать историю в своих, как им кажется «корыстных» целях. При этом они сами, часто не ведая того, разрушают многие исторические здания. Ведь город стремительно развивается и отстраивается. Это – ход времени. Вместе с руинами уходят в прошлое события и имена людей, отдавших этому городу и этой стране лучшие годы своей жизни. Хотелось бы пожелать властям города более внимательного отношения к истории русской эмиграции в Шанхае, ведь это и их собственная история.

Обзор Леонида Петрова для Радио SBS
--
Шанхай, Сучжоу
20-21 сентября 2008 г.