Category: лытдыбр

Лариса Смагаринская: я леплю портрет изнутри

Жанна Алифанова, Сидней (Единение, 3 августа 2010 г.)

Скульптуре она посвятила более сорока лет своей жизни. Её работы хранятся как в общественных, так и в частных коллекциях по всему миру. В Австралии скульптуры этого талантливого мастера можно увидеть в Дарлинг Харбор (Darling Harbour), Университете Маквори (Macquarie University), в Ремоунт Парке в районе Холлсворси (Remount Park, Holsworthy), Китинг Парке в Бэнкстауне (Keating Park, Bankstown), а не так давно работы Ларисы были установлены в здании «Дарлинг Парк» в Сиднее на улице Сассекс («Darling Park», Sussex Street, Sydney). И, конечно, огромный интерес представляет скульптурный сад и студия в Вайоминге (Wyoming), где выставлено свыше ста скульптур размером от 20 см до 3 метров...

"...Из России я приехала в 1982 году. Представления у меня были неясные об Австралии. Брат мой младший, который жил в Австралии, писал, что там искусство любят, выставки на каждом шагу. Он очень мало знал об этом деле (улыбается). Первые годы мы жили с родителями, и свои первые работы я создала на кухне. Потом одну комнату для меня превратили в студию. Моей первой большой работой в этой маленькой квартирке был «Маленький принц» — мальчик на шаре в мечтательной позе. Работу эту впоследствии украли из галереи. Но, по крайней мере, страховку выплатили. Я была приятно удивлена. Работа была выполнена в эпоксидной смоле, но она выглядела как бронза. Наверное, воры думали, что они бронзу крадут. Вот. Это было моё начало. В 1984-ом году я сделала выставку в галерее Ричарда Кинга. И у меня был большой успех — восемнадцать из двадцати выставленных работ были проданы. Они были все в керамике...

...В Ленинграде был замечательный скульптор Михаил Абрамович Вайнман. Но я от этого и уехала. Слишком большое влияние оказывало обаяние его скульптур. Я даже стала делать, как он. Он мне однажды сказал: «Ты знаешь, я к этому шёл годами, а ты копируешь». Я тогда и не подумала, что это нехорошо (смеётся). Теперь-то я понимаю, когда австралийские «самодеятели» приходят и говорят: «Я хочу вот такую скульптуру сделать, как у тебя. Можно я сфотографирую?» А некоторые и не спрашивают вовсе..."

...Дом Ларисы Смагаринской узнать совсем нетрудно. Он ярко выделяется на фоне окружающих его соседей: у подножия — большая белая скульптура и почтовый ящик в образе собаки.

Sculpture Garden at Wyoming
24 Blackbutt Street, Wyoming NSW 2250.
Tel. (02) 4323 6398, Mob. 0408 216 915 (Колин)
www.larinsky.com

Читать всю статью здесь...
--

Валерий Леонтьев снова в Австралии

Валерий Леонтьев в Сиднее. Фото Анастасии ШрицЖанна Алифанова ("Единение" 10 Июля 2010 г.)

Он действительно вернулся к нам, как и обещал в одной из своих песен, «дождём в июле» - вчера в Сиднее, а сегодня в Мельбурне с успехом прошли концерты российской звезды мега-величины – Валерия Леонтьева.

Это было ошеломительное грандиозное шоу с яркими костюмами, зажигательными танцами, световыми эффектами и, конечно же, с песнями. Песнями хорошо всем знакомыми и любимыми и с новыми песнями, интригующими необычным стилем и прекрасным исполнением. Валерий Леонтьев подарил своим поклонникам настоящий праздник. Он очень быстро, по его собственным словам, «достиг взаимопонимания с сиднейской публикой». Это выражалось и в бурных аплодисментах и в бесконечном потоке цветов. Зрители не скрывали своего восторга.

А особо смелые не упускали шанс пообщаться вплотную со своим кумиром: когда Валерий Яковлевич во время исполнения песни «Ярмарки краски» вышел в зрительский зал, к нему тут же очень смело и уверенно подошла поклонница, которая ни в какую не соглашалась расставаться со своим любимцем сразу после первого куплета. Глаза барышни светились любовью и радостью. А Леонтьеву даже пришлось прервать песню, чтобы перекинуться с ней парой фраз. Уже после концерта Валерий Яковлевич сказал: «Эту барышню надо брать с собой в Мельбурн. Она просто погоду сделала, можно сказать. У неё такой естественный натуральный разогрев!» 

На концерте в Мельбурне на этой же самой песне местная барышня оказалась менее способной и в протянутый маэстро микрофон лишь промычала: "ля-ля". Маэстро Леонтьев отреагировал на это прохладным отзывом "Что-то слабовато..."

Collapse )

Считается, что Мельбурн отличается от Сиднея своими культурными традициями. Два города ещё в начале века были знамениты своим соперничесвом за получение титула столицы Австралии. Однако в 1908 г. этой роли официально была удостоина новая, искуственнно выстроенная для этой цели столица -- Канберра.  Однако столица страны на столько мала и провинциальна, что большие коллективы с гастролями туда даже не заезжают.
--
См. фотогалерею снимков Анастасии Шритц здесь...
--

Борис Грейс: То есть вы счастливый человек?

Валерий Леонтьев: Скорее да, чем нет. Я думаю, что, наверное, я счастливый. Скорее всего, счастливый. Потому что я всегда в этот момент думаю о тех людях, о тех миллионах, смело можно сказать, людей, которые просыпаются утром по звонку будильника, идут на ненавистную работу, которую не любят, но вынуждены идти. Потом ждут целый день, когда по звонку можно уйти… И ищут в жизни, в вечерние часы, чем бы себя занять и в чём бы себя найти, в чём себя проявить. Таких людей очень много. А я по сравнению с ними, наверное, счастливый...

Читать всё интервью с Валерием Леонтьевым здесь... 

--

Русское историческое общество в Австралии отмечает своё 15-ти летие

28 ноября, русская община Австралии отметила 15-ти летие существования своего Исторического общества. Чествования начались с молебна покровителю обещства Святому Нестору Летописцу, которое по традиции прошло в архиерейской Крестовой церкви в Кройдоне. Важность события подчёркивалась тем, что его служил сам Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Архиепископ Сиднейский и Австралийско-новозеландский Владыка Иларион. Среди двух десятков приглашёных, на этом мероприятии присутствовали старожилы русской иммиграции, активисты Исторического общества и представитель Посольства Российской Федерации по работе с соотечественниками. Приглашенным вручались памятные грамоты, свидетельствующие о их многолетнем покровительстве и значимом вкладе в сохранении истории русской иммиграции в Австралию.

Председатель Общества, Пётр Сергеевич Татаринов, зачитал поздравительные письма от своих коллег из других штатов и территоррий, которые не смогли принять участие в чествовании. Например, Дмитрий Николаевич Вуич, Генеральный представитель Российского дворянского собрания в Австралии, отметил, что «этот юбилей является значительным событием в нашей общественной жизни» так как страниями Общества «сохраняется в дали от Родины наших предков наследие русской истории, культуры и веры православной».

Посол России в Австралии, Александр Викторович Блохин, в своём письме отметил что «за эти скромные 15 лет сделано многое. Русское историческое общество нераз становилось плечём к плечу с посольством при организации мероприятий по случаю важнейших дат истории связей России с другими странами». А бывший скаут-мастер и преподаватель русского языка Марина Анатольевна Алексеева в своём письме пожелала, чтобы «энтузиазм и силы той маленькой группы людей, годами самотверженно проводящей поиск и хранение материалов касающихся жизни австралийской и рассеянной по всему свету русской эммиграции, никогда не иссякали».

Collapse )

Согласитесь, что получается парадоксальная вещь. Чем активнее Россия стремится взять под крыло своих разбросанных по миру детей, тем слабее проявляется у них заинтересованность в этой заботе. Идея «русскости» всё меньше волнует новых эммигрантов из России, и ещё меньше их компьютеризированных потомков. Вероятно дело не только в запутанности истории, с которой вот уже не первое десятилетие пытается разобраться сама Россия, но и в повальной «глобализации», приводящей к стремительному стиранию границ между государствами и культурами.

В этих условиях, перед Русским историческим обществом встают новые задачи, о которых, возможно, ещё 15 лет тому назад никто и не предполагал. Останется ли деятельность Общества прочно устремлённой в прошлое и удастся ли ему нащупать связь времён и поколений с настоящим – вот то, что определит его развитие или увядание в ближайшие годы.

Леонид Петров для Русской редакции Радио SBS (8 декабря 2009 г.)

Слушать в формате МР3

Русские во Франции - "Дикая школа" Камиля Чалаева

Франция -- всегда была страной, являвшейся культурным ориентиром для русской интеллигенции. За последние три года, мне часто приходилось бывать в этой стране, где я познакомился с очень интересными людьми, которые помогли мне увидеть и понять скрытый от посторонних глаз мир русского Парижа -- города, где переплелись прошлое и настоящее русской эмиграции ХХ века. 

Знакомство с историей русской эмиграции во Францию, как правило, начинается с кладбища Сен Женевьев де Буа, где покоятся около 15 000 сыновей и дочерей России. Оно находится  в 30 км к югу от Парижа и попасть туда без помощи местных знатоков и заранее организованного транспорта непросто, однако эти трудности воспринимаются как необходимые в любом паломничестве. Русские берёзки, православные кресты и церковная звонница в самом сердце Франции становятся наградой для тех, кто преодалел этот путь.

Русских, переселившихся во Францию после революции 1917 г., начали регулярно хоронить на французском муниципальном кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа с 1927 г. Именно в том году в пригороде Парижа появился "Русский дом", который сразу сделал из Сент-Женевьев-де-Буа своеобразный эмигрантский анклав. "Русский дом" был основан по инициативе княгини Веры Кирилловны Мещерской. Заведение являлось приютом для пожилых эмигрантов из России и рапологалось неподалеку от русского кладбища – крупнейшего за пределами России. С того времени большая часть захоронений стала принадлежать выходцам из русской эмиграции. Среди эмигрантов, похороненных на кладбище, значатся представители семьи Романовых, великие князья и княгини, надгробия и мемориальные комплексы казачеству, кадетам, корниловцам, колчаковцам, кутеповцам, алексеевцам, врангелевцам и их предводителям – представители Белого движения...
 

Collapse )




Леонид Петров
для Русской редакции Радио SBS
(13 апреля 2009 г.)