Category: образование

Северокорейский ГУЛАГ - можно ли из него сбежать если ты в нём родился?

9 апреля я обсуждал эту книгу и, вообще, права человека в Северной Корее на "Пятом этаже" Русской службы Би-Би-Си (последние 20 минут программы). Прослушать можно здесь...
http://downloads.bbc.co.uk/podcasts/worldservice/5floor/5floor_20120408-1741a.mp3

Оригинал взят у d_v_sokolov в Северокорейский ГУЛАГ
Оригинал взят у anton_klyushev в Искупление
Искупление... Освобождение пленённой твари сопровождается восстановлением её природы, которая снова становится способной воспринимать благодать...
В.Н. Лосский

История единственного заключенного, которому удалось сбежать
из  северокорейского трудового лагеря №14

опубликовано The Guardian
использованы картины северокорейских художников

Первое его воспоминание — казнь. Со своей матерью он пришел на пшеничное поле, где стража окружила несколько тысяч заключенных. Мальчик прополз сквозь частокол ног в первый ряд и увидел стражников, привязывающих человека к деревянному столбу.

Шину Инь Чжыну был тогда четыре года и, конечно, он был еще слишком мал, чтобы понять слова, сказанные перед случившимся убийством. Многие годы он будет наблюдать бесчисленные казни, слышать, как страж рассказывает толпе о том, что обреченному на смерть заключенному предлагали “искупление” через тяжкий труд, но он отверг эту щедрость правительства.

Стражи запихивали гальку в рот заключенному, одевали ему на голову мешок и стреляли.

В Лагере 14, тюрьме политических врагов Северной Кореи, заключенным запрещалось собираться больше двух человек. Единственным исключением являлась казнь — все были обязаны на ней присутствовать.

По оценкам правительства Южной Кореи, в таких рабочих лагерях содержится порядка 154 000 заключенных, тогда как правительство США приводит цифру в 200 000 человек. 31 миля в длинну и 25 в ширину — самый крупный лагерь превышает площадь Лос-Анджелеса. В лагерях 15 и 18 существуют зоны перевоспитания, где заключенных пичкают учениями Ким Джог-иля и Ким Иль-сунга и иногда выпускают. Остальные лагеря — “районы полного контроля”, где “неисправимые” работают до самой смерти.


Collapse )






Почему молодой ученый, не эмигрант по натуре, уехал за границу?

СОФРОНОВ Георгий Юрьевич – преподаватель Университета Маквори (Сидней, Австралия), кандидат физико-математических наук. Журнал «Аккредитация в образовании»

По данным опроса «Левада-центра», в конце прошлого года уехать из страны были готовы 22 процента россиян. Эксперты утверждают, что новая волна «утечки мозгов» за рубеж уже началась.

По количеству уехавших из страны можно смело оценивать экономическую ситуацию, уверен Георгий СОФРОНОВ, наш соотечественник, ныне преподаватель Университета Маквори (Сидней, Австралия). Что было главной причиной отъезда молодого ученого из России шесть лет назад? Как он оценивает ситуацию с отечественной наукой сейчас? На эти и другие вопросы корреспондента «АО» наш соотечественник ответил во время одного из визитов в Россию.

– Что повлияло на ваше решение уехать в другую страну? Почему выбор пал именно на Австралию?

– У меня не было каких-то явных предпосылок, для того чтобы уехать. Просто захотелось посмотреть мир. Чтобы отправиться в другую страну, достаточно было зайти на сайты по поиску грантов. Именно в Австралии в то время – а уехал я в 2005 году – было довольно большое количество предложений.

Мои коллеги, которые уезжали в 90-е годы, выбирали в основном Великобританию. Сейчас там есть кафедры, где практически большая часть сотрудников – русскоговорящие. Собираются на семинары и вместо английского языка говорят на русском. То же самое с Америкой, но туда сложнее попасть. Больше конкуренции, так как ученые из других стран стараются уехать в Америку: например, из Великобритании, Австралии, Новой Зеландии. Но существует и обратный процесс – знаю нескольких американцев и британцев, которые уехали из своих стран в Австралию и Новую Зеландию.

– Чем принципиально отличается научная и учебная деятельность в Австралии и России?

– В Австралии давно реализованы бакалавриат и магистратура, и нет четко определенного срока обучения. В России говорят, что бакалавриат должен быть строго 4 года, магистратура – 2 года, и точка. Но дело в том, что по каждой специальности свое число кредитных единиц. Человек может выбирать не только специальность, но и разные специализации. То есть в разных вузах может быть просто разное количество кредитных единиц на одну и ту же степень или на похожую специализацию. Соответственно, между высшими учебными заведениями существует довольно внятная и понятная конкуренция и ясные правила игры. Кроме того, Австралия – очень социальное государство, и его граждане вообще не должны платить за образование как таковое: либо получают стипендии, либо берут кредит, который потом могут вернуть или не вернуть в зависимости от обстоятельств, сложившихся после окончания учебы.

Плюс, естественно, у австралийских студентов есть мотивация, чего нет у многих наших студентов. Многие российские студенты объективно не могут найти работу по своей специальности после окончания вуза. И у преподавателей в Австралии есть четкая мотивация работать, поскольку созданы все условия для их труда. В России же реально нет возможностей заниматься научной работой. Это одна из причин, по которой я в свое время стал размышлять о том, чтобы уехать… Наши библиотеки отстали на десятилетия. Например, все современные журналы в лучшем случае есть в печатном варианте, когда за рубежом давно подавляющее большинство, близкое к ста процентам, в электронном виде. Кроме того, университет, в котором я работаю, всячески способствует тому, чтобы мы ездили на конференции, создавали научные контакты с Европой и Северной Америкой. Мы ведь понимаем, что в России это не так.

Преподавательская нагрузка в Австралии исчисляется совершенно по другим принципам. Здесь мы имеем на ставку порядка 800-900 часов, что в принципе очень много. Исходя из 40-часовой рабочей недели, предполагается, что мы половину недели работаем именно у доски. А вторую половину мы либо занимаемся научной деятельностью, либо, как предполагается, готовимся к этим аудиторным часам. Там в учебную нагрузку включена, в том числе, и подготовка к аудиторным занятиям. То есть, например, на нашей кафедре, если ты занимаешься наукой, то твоя нагрузка распределяется по принципу: 40 процентов на учебную работу, 40 – на научную и 20 – на административную. В Австралии 35-часовая рабочая неделя. Таким образом, в среднем мы должны тратить 14 часов на учебную нагрузку, 14 – на научную и 7 – на решение административных вопросов. Но эти 14 часов учебной нагрузки в неделю включают и подготовку к лекциям и практикам. На один час лекции мне дается в среднем два часа подготовки. А если это новый курс, могут быть и три часа подготовки. То есть получается, эти 14 часов надо делить на три. Вот такая реальная аудиторная нагрузка у преподавателей в Австралии. Но надо отметить, основной упор делается на внеаудиторную деятельность. Студент приходит уже с готовыми лекциями на руках. Все, что от нас требуется – быть проводником студента в изучаемом материале. Кроме того, есть офисные часы, то есть мы сидим в течение определенного времени в кабинете. И студенты приходят за консультацией. Соответственно, мы должны быть полностью подготовлены к лекциям, уметь ответить на любой их вопрос.

– Россия всегда славилась сильной математической школой, существует даже термин «русский математический стиль». Однако в последние годы преподаватели вузов все чаще отмечают слабую естественнонаучную подготовку абитуриентов. Как бы вы оценили подготовку абитуриентов, студентов в Австралии?

– Хороший вопрос. Вообще, надо честно сказать про Австралию – это настолько социальное государство, что вы можете спокойно прожить без высшего образования. Оно не является таким массовым, как у нас. Если вы сразу после школы получите какую-либо профессию и устроитесь строителем, водопроводчиком или просто стричь газоны, то будете получать зарплату не намного меньшую, чем специалист с высшим образованием. Государство гарантирует это. И в связи с этим возникает вопрос для многих выпускников: а стоит ли учиться в вузе? Плюс ситуация в Австралии такова, что если вы получите более высокий уровень образования, вам будет труднее найти работу. Например, мне как человеку с докторской степенью крайне сложно там устроиться. Для многих видов работ моя квалификация будет превышать то, что требуется от соискателя. И меня даже рассматривать не будут на эти должности.

Что касается качества знаний абитуриентов в Австралии, естественнонаучные дисциплины в школе просто не популярны. Это связано с австралийским стилем жизни, когда целью является просто хорошо провести время, преобладает эпикурейский взгляд на жизнь. У многих молодых людей есть горный или гоночный велосипед, доска для серфинга. Большинство населения живет вдоль побережья океана.

Если мы говорим об австралийских гражданах, которые оканчивают школу, то наиболее подготовленными являются выходцы из азиатских семей – у них в культуре заложено, что учиться надо. Поэтому в перспективе Австралия, на мой взгляд, станет азиатской страной. В прошлом году впервые за много лет на первое место по иммиграции вышел Китай, а до этого постоянно была Великобритания.

– Являясь отцом семилетней дочери, как бы вы охарактеризовали систему школьного образования Австралии?

– В Австралии замечательная начальная школа. За первый год моя дочь уже научилась и читать, и писать по-английски. Но я не могу сказать то же самое о старшей школе. Старшеклассники должны набрать определенное количество предметов и не всегда делают это разумно. Выбирают такие предметы, чтобы у них был высокий средний балл: например, домоводство. А если в список и попадает математика, то не самого сложного уровня.

– Насколько схема финансирования научных исследований в Австралии отличается от российской?

– Если говорить о системе финансирования нашего университета, то обеспечение следующего года зависит от результатов предыдущего. Бюджет формируется в сентябре и четко включает расходы на учебную и научную деятельность. В каждом университете, где я работал, имеется большая система внутренних грантов, которые даются раз в полгода-год. Например, я обратился за таким грантом, мне выделили деньги, и год назад удалось провести несколько недель в Кембридже. В прошлом году опять обратился, мне дали еще большую сумму. То есть головная боль заключается в том, как их потратить. Смешно, но это правда.

Кроме внутренних, университетских, безусловно, есть очень много внешних грантов, огромное количество международных.

В Австралии крайне поощряется сотрудничество с промышленным сектором. Существуют отдельные проекты, в которых участвуют университет и представители промышленности. На каждый доллар государства, грубо говоря, частная компания дает свой доллар. Это очень выгодно обеим сторонам. Фактически и те, и другие сокращают свои расходы на 50 процентов и решают какие-то конкретные реальные задачи. И в последнее время на это делается сильный акцент.

– Как отмечают специалисты, в России всего 1 процент опрошенных с уважением относится к профессии ученого, в США – 56 процентов. Расскажите, пожалуйста, о социальном статусе ученого в Австралии. Комфортно ли вам в социальном плане быть австралийским преподавателем, исследователем?

– Честно говоря, комфортно. Человек, работающий в университете, принадлежит к среднему классу. Судя по студентам, школьникам, могу сказать, что в Австралии не принято быть очень умным. Если ты спортсмен – будешь популярен, тебя все станут уважать, любить и узнавать. А вот если просто умный – будут несколько недопонимать, но, тем не менее, относиться с уважением. Сложно сказать, но в Австралии, наверняка, этот процент находится между 1 и 56, но не думаю, что выше.

– Существует мнение, что если бы в Австралии нужны были специалисты, то она была бы не Австралией, а США или Канадой…

– Напротив, есть целый перечень нужных Австралии специальностей. Если вы попадаете в список тех специалистов, которые требуются, откроется просто зеленая улица. Например, определенные специалисты в области компьютерной науки: разработчики программного обеспечения, специалисты по параллельному программированию.

– По вашим наблюдениям, много ли ученых, наших соотечественников, работает в Австралии?

– Нет, немного, но становится больше. И едут в основном как раз по узкопрофессиональным линиям. Однако из других стран намного больше. И можно смело оценивать экономическую ситуацию по количеству уехавших из этих стран.

– Вы работаете в Австралии почти семь лет. Как бы вы оценили, насколько изменилась ситуация с наукой в России с тех пор, как вы уехали?

– Сложно сказать. Да, российские ученые получают гранты, но иногда доходит до смешного, когда надо исполнять федеральные законы и объявлять конкурсы даже на покупку карандашей… Ведь если государство выделяет деньги, оно тебе доверяет. Ты должен обеспечить какой-то результат, а уже потом отчитаться. Нужен разумный подход к этому.

Мы также прекрасно понимаем, что ситуация с зарплатами меняется, но и инфляция есть. Молодые сотрудники до сих пор получают не так много. Хотелось бы, чтобы в России нормально объявляли конкурсы на позиции, как это делается, например, в Австралии. Конкурсы на все позиции: преподавательские, научные – любые. То есть заранее публикуется информация, что объявляется конкурс на какую-то должность, обозначаются критерии – уровень образования, научная степень, опыт работы, – чтобы это был открытый процесс.

– В последнее время в России делается большая ставка на привлечение иностранных ученых: запущены проект «Сколково», конкурс «Мегагранты». Являются ли предпринятые шаги серьезным стимулом к возвращению российских специалистов, работающих за рубежом, на ваш взгляд?

– По поводу «Сколкова» я говорил со своими коллегами за рубежом. Было бы все здорово, но нет такого ощущения, что это будет что-то реальное в научном плане. Совершенно не понятны критерии приема на работу, и никакой доступной информации в Интернете. Чтобы запустить реальный проект, нужно было бы четко выделить, какие они хотят гранты, какие будут зарплаты и тому подобное. Необходимо, чтобы был хороший сайт у «Сколкова», в том числе на английском языке, и информация на всех сколько-нибудь серьезных сайтах в мире. Я уверен, многие поехали бы туда.

Почему об этом смело говорю? Потому что в нашем университете, например, каждый месяц рассылается большой файл со всеми грантами, на которые можно подавать заявку. И российских предложений я там не видел ни разу.

– Рассматриваете ли вы для себя перспективу возвращения в Россию?

– Безусловно, если бы были сопоставимые условия труда за рубежом и в России, я бы с удовольствием вернулся. Но еще нигде не видел, чтобы у нас были нормальные конкурсы и играли по справедливым правилам.

Есть категория людей, которые уезжают из страны и постоянно говорят, как им было плохо, и они из-за этого уехали. Стараются говорить по-английски даже дома. Это очень забавно.

Я не эмигрант по натуре. Везде есть свои плюсы и минусы. Была бы возможность, я бы вернулся.

При использовании любых материалов сайта akvobr.ru необходимо поставить
гиперссылку на источник

--
Четыре австралийских университета названы среди лучших в мире ("Единение", 14 апреля 2012)
--
Австралийские ученые - одни из самых высокооплачиваемых в мире ("Единение", 14 апреля 2012)
--

Русские в Гонконге

C тех пор как я занялся изучением истории русской эмиграции в Китай, мне много раз задавали вопрос о том, что представлял из себя русский Гонконг в прошлом столетии. Ответить на него мне было непросто, ведь слишком мало имеется информации о жизни наших соотечественников в этой крошечной британской колонии на самом юге континентального Китая. Несколько недель назад, побывав в Гонконге, у меня впервые появилась реальная возможность обратиться к этой теме.

Гонконг (или "Сянган" в пекинском произношении) по-китайски означает "Ароматная гавань". Одноимённый остров и полуостров Коулун были переданы Британской короне слабеющим Цинским правительством в середине 19 века после двух проигранных им Опиумных войн. Вскоре после англичан на острове появились и русские люди. Наряду с учреждением в 1857 г. первого консульства Российской империи в Гонконге открылись представительства известных торговых домов - "И.Чурин и Ко", Московского товарищества мануфактуры "Эмиль Циндель", ювелирной фирмы "Фаберже", отделения Русско-азиатского банка, и страховых обществ "Россия" и "Русский Ллойд".

Однако после Революции 1917 г. Российское генконсульство закрылось а весь его состав во главе Генконсулом В. фон Эттингеном эмигрировал во Францию. Советский Союз консульских учреждений в Гонконге не открывал и защитой интересов наших соотечественников не занимался. В 1930-х годах, с началом военной экспансии Японии в Китае, в движение пришли новые массы иммигрантов, среди которых было немало русских. Так в 1937 г. из оккупированного японцами Шанхая в Гонконг прибыл Виктор Васильевич Чериков с семьёй. Профессиональный кондитер и предприниматель, он открыл в Коулуне на Натан роуд своё собственное дело – «Черикофф кафе». Имя «Cherikoff», написанное по-английски и по-китайски 車厘哥夫, стало известно далеко за пределами Гонконга. Отделение его бизнеса «Черикофф-фуд» открылось и в соседней португальской колонии Макао (Аомынь). После войны семья Чериковых эмигрировала в Австралию. В Брисбене был открыт Cherikoff Bakehouse, да и сейчас торговая марка Vic Cherikoff Food Services продолжает радовать любителей кондитерских изделий... 
 

Collapse )

А тем временем у Гонконга есть время заявить о себе, как о новом, динамично развивающемся центре русской культуры в Восточной Азии. Благо, что для этого есть и средства и молодые, энергичные силы.

Леонид Петров
для Русской редакции Радио SBS (15 июня 2009 г.)

Иван Васильевич не сможет сменить профессию -- или что ждёт переводчиков в глобализующемся мире

Недавно у нас в востоковедной среде http://astra-wizard.livejournal.com/15818.html разгорелся спор о том, насколько перспективно знание языков в современном мире вообще, и о будущем профессии переводчика в частности. Прожив в Австралии без малого пятнадцать лет и оказавшись под идеологическим воздействием англо-американского империализма я рискнул выступить с гипотезой о том, что мир катится в одном направлении – прямо в руки транснациональных корпораций и страховых компаний. Глобализация требует от всех одного – подчиниться и перейти на английский. В этих условиях переводчиков ждёт трудная судьба, граничащая с медленным и мучительным вымиранием...

*  *  *

В чём притягательность профессии переводчика и насколько она перспективна? Существует два взгляда на проблему – традиционный и глобалистский. Для традиционного мышления быть переводчиком - это "круто", можно в работе купаться, мир повидать, а потом, если надоест, быстро переквалифицироваться и заняться чем-то другим. Для глобалистского мышления – переводчик – это обслуживающий персонал, работа по найму от случая к случаю, карьерного роста никакого, да и вообще "скоро все перейдут на английский и поэтому профессия умрёт сама собой".

Для примера Южные Корейцы ещё лет 15 назад были традиционалистами, советывали детям ехать в Россию учить русский или в Японию учить японский. В наши дни корейцы своих детей в перводчиках могут представить лишь в кошмарном сне. Для большинства из них залогом стабильности и процветания являются госслужба или, на худой конец, АйТи-шная компания или бухгалтерская контора.

Почему это так? Потому что в Европе и Америке представления именно такие. Полвека интенсивной миграции населения, интеграционные процессы и наконец глобализация показали, что переводчик - это не профессия (ну если только Вас не пригласили в ООН или НАТО). Африка, благодаря колониальному наследию, уже давно говорит на английском и французском. В Азии этот процесс только начинается. Поэтому Россия и Корея пока ещё остаются для переводчиков лакомым куском...
 

Collapse )

И последнее. Если работа с людьми и языками это действительно ваше призвание – надо шлифовать эти навыки и сдавать экзамены без всякой оглядки на глобальные тенденции и советы дилетантов. Но дополнительная профессия никогда не помешает. Рецепт один – нужно диверсифицироваться.
--

Совет российских соотечественников определил цели и задачи

Леонид Петров
Канберра, 12 февраля 2008 г.

28 января 2008 г. в Сиднее состоялось второе собрание Совета Российских Соотечественников в Австралии. На нём недавно созданная организация определила свои цели и задачи. Напомним, что учредительное собрание СРСА прошло 12 июня 2007 в Канберре, когда преставители общин и организаций соотечественников собирались на чествование Дня России.

На первой (закрытой) части собрания в Сиднее присутствовали:

1. Игорь Савицкий – Сидней
2. Леонид Петров – Канберра
3. Дмитрий Вуич – Канберра
4. Отец Михаил Протопопов -Мельбурн
5. Ирина Томсон –Перт
6. Валерий Лебедев –Аделаида
7. Александр Ильин – Мельбурн
8. Фаина Полонская – Сидней
9. Семён Андропов – Дарвин
10. Отец Гавриил Макаров – Брисбен
11. Артем Кожин - Посольство Российской Федерации в Австралии

На собрании решались как технические вопросы (избрание секретаря и казначея, обсуждение Устава), так и серьёзные вопросы связанные с функциями организации и её финансированием.



Были определены три основных задачи, стоящие перед Советом:

1) Выполнять функцию связующего звена между Российской Федерацией и соотечественниками проживающими в Австралии,

2) Помогать сохранению русского языка и пониманию русской культуры в Австралии,

3) Способствовать укреплению связей между российскими и австралийскими организациями работающими в области бизнеса, науки, спорта, культуры и т.д.

Все проекты инициируемые местными организациями соотечественников и требующие финансовой поддержки Правительства Российской Федерации должны сначала стекаться в Совет, а затем (в случае его одобрения) в Посольство России в Австралии. При распределении финансовой помощи соотечественникам предпочтение будет уделяться крупным проектам.

На вопрос о том как будет финансироваться работа СРСА, Первый секретарь Посольства России в Австралии А.Кожин пообещал в январе каждого года (после утверждения федерального бюджета) сообщать Совету приблизительную сумму, на которую Совет может расчитывать при распределении средств в течении года.

Председатель Совета, И.Савицкий положительно оценил предложения членов Собрания и реакцию на них представителя Посольства России. Он высказал предложение оставить Совету функции «координации» и «поддержки» и предостерёг Совет от возможности его превращения в «исполнительный» и «организационный» орган. Для этого все идеи и просьбы, выносимые на рассмотрение Совета, должны быть хорошо проработаны местными организациями. И.Савицкий также заметил, что Совет сможет рассматривать «крупные» проекты лишь в том случае если Посольство будет заранее объявлять бюджет на их проведение (на предстоящие 12 месяцев). На этом официальная часть Собрания Совета закончилась.

После перерыва началась вторая часть собрания Совета, которая представляла из себя Открытый Форум. Помимо членов СРСА, на этой части собрания присутствовало двадцать девять человек – представителей организаций соотечественников, коммерческих компаний, СМИ и Ген.консульства России в Сиднее.

Игорь Савицкий обратился к присутствующим в зале с информацией о прошедшем 25, 26-го октября 2006 г. в Санкт Петербурге Всемирном Конгрессе Соотечественников. Сам факт его проведения означал, что Правительство России обратило внимание на необходимость поддерживать соотечественников финансово и морально. С этой целью была создана Правительственная комиссия (руководитель - Министр Иностранных Дел, С.Лавров) и в каждой стране теперь создаются Координационные советы, функцией которых станет выполнение роли связующего звена между соотечественниками и российским правительством. В Австралии эту роль будет выполнять СРСА.

О том как на деле будет осуществляться работа рассказал Первый секретарь Посольства России в Австралии Артём Кожин. Он отметил большое число организаций соотечественников проживающих в Австралии. Посольство физически не может поддерживать связь со всеми организациями. Создание СРСА позволит ему взять на себя часть нагрузки по рассмотрению заявок на помощь культурным проектам. Как пример такого сотрудничества были приведены празднования 200-летия контактов между Австралией и Россией в 2007 году.

И.Савицкий подчеркнул, что главной задачей новой организации станет сохранение русского языка и культуры в Австралии. Задачей местных этнических представительств и других культурных организаций соотечественников станет подготовка таких проектов, составление сметы, предложение идей. В 2007 г. уже прошло несколько крупных мероприятий в Мельбурне, Сиднее и Аделаиде. Празднование Дня России на Бондае в июне 2007, встреча Прездиента России В.Путина с соотечественниками в Сиднее, молодёжные съезды и др. Все стороны участвовавшие в организации этих мероприятий работали вместе и добились отличных результатов.

В этой связи, Первый секретарь Посольства А.Кожин отметил, что во время встречи с соотечественниками Президенту В.Путину были заданы вопросы (в том числе о реабилитации Атамана Семёнова и других репрессированных лиц), на которые было поручено ответить специальной правительственной комиссии под руководством г-на К.Косачёва, которая занимается поиском родственников репатриированных в СССР. Вообще, этими вопросами в России ведают три организации: 1) Фонд по репатриации при Архиве России, 2) Центральный Архив МВД, и 3) Центр розыска родственников при Красном Кресте России. Посольство продолжает получать ответы на заданные во время той встречи вопросы (например о судьбе русских захоронений в Китае).

Посольство оптимистично смотрит на перспективу решения этих и других вопросов (в том числе принципиальное упрощение визового режима между Россией и Австралией). Ответ австралийской стороны пока не получен, однако ожидается что в связи с приходом к власти ногово лейбористского правительства возможен серьёзный прогресс в переговорном процессе. А.Кожин также обратил внимание на важность улучшения качества работы русскоязычных СМИ и российских телевизонных каналов. Он обратился к присутствующему в зале директору компании «Коннект ТВ» г-ну С.Пинчук с просьбой приложить максимум усилий в этом направлении.

Председатель собрания предложил всем присутствующим обращаться с вопросами и предложениями. Он признал, что СРСА обеспокоен ускорением темпа ассимиляции молодёжи и призвал уделить особое внимание воспитанию молодого поколения в «русском духе». Россия готова помочь делу сохранения языка и традиций. От организаций соотечественников требуется лишь объединить усилия. Как пример был приведён недавно прошедший в пригороде Сиднея Съезд Православной Молодёжи. Обучение русскому языку ушло на задний план как результат его недооценки правительством. С целью обсуждения этой проблемы И.Савицкий, Т.Гартунг и С.Крестовская недавно встречались с Л.Фергусоном (секретарём Федерального Парламента по вопросам национальных культур).

В поддержку этой точки зрения выступила преподаватель русского языка Светлана Крестовская. Она выразила удовлетворение в связи с созданием Совета соотечественников, однако поделилась своей обеспокоенностью в связи с падением количетсва учеников в русских школах в Австралии (до 50% от количества учеников в 1980-х годах). Она связала эту проблему с неоднозначностью политики преподавания русского языка в средних школах. По её словам, слишком высокий уровень требований на гос.экзаменах отпугивает многих учеников. Будет ли следующее поколение русских иммигрантов говорить по-русски? Это зависит от тех, кто готовит школьные программы. Русская община может и должна отстоять свои интересы. Для этого необходимы новые встречи с представителями Департаментов образования в каждом штате.

Ефим Соловей, Представитель Ассоциации ветеранов Второй мировой войны и военной службы штата Новый Южный Уэльс, обратился к присутствующим с рядом предложений. Существует множество методик преподавания языка, но основа всегда закладывается в семье, где общение на родном языке закладывает прочную базу с малолетства. Существует множество русских школ по всей Австралии, но только в одном университете (Macquarie University in Sydney) остался факультет где русский язык ещё преподают. Развитие и поддержание русского языка и культуры требуют немалых вложений со стороны родителей, этнических представительств и Посольства.

Для поддержания языковой среды должны издаваться журналы, газеты, и книги на русском. Журналистам работающим в газетах «Единение» и «Горизонт» требуется финансовая поддержка. Создание детских художественных коллективов также требует внимания и средств. Библиотеки должны получать новые книги. Лекторы, которые могли бы рассказывать о России и Австралии на русском должны активно работать. И, что немаловажно, Устав нового Совета соотечественников должен внятно объяснить, кто такие «соотечественники».

Елена Энгель, представляющая Русское Этническое Представитльство штата Новый Южный Уэльс, заострила внимание присутствующих на том, что существует несколько волн эмиграции. Сохранение языка и культуры для них одна из важнейших задач. Дети эммигрантов, приходя в школу, лишены общения на родном языке. Дедушки и бабушки не обеспечивают для них того общения, которое им могли бы дать их сверстники. Взрослым нужно поддерживать у детей интерес к сохранению языка. Такие общества как «Витязи» и «Скауты» в этой связи играют очень важную роль.

Протоерей Московского Патриархата Владимир Макеев поставил под сомнение бытующий упрёк, что «Австралийцы притесняют» русский язык. По его мнению, австралийцы часто демонстрируют большую заинтересованность в сохранении традиций чем сами русские. В.Макеев также заметил, что дети взрослеют и, т.к. их интересы меняются, требуется создание «центров русской молодёжи». Австралийский Департамент образования помогает и поддерживает такое начинание. Последнее слово остаётся за Русскими Этническими Представительствами в штатах и территориях.

Руководитель Сиднейского Оркестра русских народных инструментов «Балалайка» Виктор Сергии заметил, что из 14 национальностей представленных в его оркестре только 3 человека являются русскими. Интерес к русской культуре в Австралии никогда не ослабевал.

Один из членов Русского клуба, который представился как Дмитрий, добавил к этой статистике, что в штате Новый Южный Уэльс предположительно проживает 10,000-15,000 выходцев из России. Однако, у многих из них практически нет контакта с соотечественниками. Он посетовал о скудности информации о русских кружках и клубах имеющейся на Интернет-порталах и предложил собирать, индексировать и распространять любую информацию о их деятельности.

Татьяна Гартунг из журнала «Австралиада» поддержала мнение, что интерес к русскому языку должен воспитываться в семьях. У организаций соотечественников должна быть общственная ответственность перед молодёжью за сохранение национальной культуры. Дети должны иметь возможность учить язык и сдавать гос.экзамены на разных уровнях. Она также заметила, что необходимо приобщать к русской культуре и самих австралицев. Как пример был приведён опыт организации журналом «Австралиада» конкурса декламации стихов и сочинений на русском языке. Для того чтобы такие мероприятия получали широкую поддержку, информация о них должна распространяться в СМИ.

Элина Доронкина, представляющая театр «Пилигрим», напомнила присутствующим, что в 2007 году в Сиднее прошёл кукольный спектакль и Новогодние ёлки, которые посетили более 200 человек. Все спектакли сопровождаются английскими субтитрами, что помогает тем детям и взрослым, кто ещё или уже не понимает по-русски. Э.Доронкина обратилась к Совету и присутствующим представителям Посольства и Генконсульства России в Австралии с просьбой помочь театру обрести постоянное помещение, где спетакли могли бы проходить каждую неделю.

Никита Гилёв, Старший русских скаутов, сообщил Собранию, что только что завершился Австралийский скакутский сбор, в котором принимали участие дети, подростки и взрослые. У русских скаутов в Австралии также нет собственной базы, а расходы на лагерные сборы оплачиваются из кармана родителей и спонсорских организаций. Дети с нетерпением ждут новый сбор, который планируется провести в Тредбо. Н.Гилёв, также, заметил, что приостановить процесс потери родного языка у детей (который происходил у второго поколения эммигрантов во все времена) можно за счёт вновьприезжих. Поэтому, организации соотечественников должны больше использовать фактор продолжающейсся иммиграции из России.

Член Совета Отец Михаил Протопопов, который также представляет и Русское Этническое Представительство в штате Виктория, согласился с предыдущим выступавшим в том, что в семьях вновьприбывших эммигрантов говорят на родном языке лучше, чем те кто живёт в Австралии уже долгие годы. Священнослужителям часто приходится работать со смешанными семьями, где у детей зание русского оставляет желать лучшего. Свою задачу он видит в том, чтобы восстановить и укрепить интерес к русскому языку и культуре в таких семьях. Нужна комплексная программа для помощи детям и молодёжи.

Член Совета, Отец Гавриил Макаров, который является Директором Святониколаевской школы в Брисбене, поддержал предыдущее выступление г-на Е.Соловей. Он поблагодарил тех родителей, бабушек и дедушек, кто на семейном уровне уделяет повышенное внимание поддержанию русского языка у детей. Рано или поздно каждая семья сталкивается с проблемой ассимиляции, поэтому нереально ожидать, что прицерковные школы одни справятся с проблемой. Любовь к «русскости» надо прививать. Это, в свою очередь, поможет изучению русского языка. Как пример были приведены акции сербской диаспоры, где существует культ национальных символов изображаемых на майках, сумках и спортивном снаряжении. В результате, молодёжь сама начинает стремиться к поддержанию своих культурных корней.

Владимир Кузьмин из газеты «Единение» заострил внимание собравшихся на том, что ключевым моментом в этой борьбе за сохранение национальных корней является отношение австралийцев к России и русским. Нужно стремиться показать австралийцам, что русские – это грамотная нация с глубокими историческими корнями. Однако до сих пор не существует единого Русского культурного центра, где можно было бы проводить такие культурные мероприятия, как концерты и выставки. Наличие собственного помещения решило бы эту проблему.

Наталия Лобастова из РЭП Новый Южный Уэльс призвала поднимать всех представителей русской общественности для решения задач изложенных в предыдущих выступлениях. Она также предложила СРСА координировать поездки молодёжи в Россию. Там где родители не могут покрыть все расходы на поездку, Совет мог бы оказывать помощь в расселении детей в семьях. Такой опыт значительно помог бы детям приобщиться к русской культуре и «подтянуть» знание русского языка.

Маргарита Семёнова из Дамского комитета в Стратфилде поделилась с собранием своими наблюдениями. Молодёжь иногда приходит в Русские клубы, но сталкивается с тем, что ей там нечем заняться. У Русских клубов есть свои помещения, но они требуют плату за их использование и проведение в них мероприятий. Возможно, СРСА мог бы ходатайствовать перед Русскими клубами, чтобы они не брали плату со «своих» (русских школ, мероприятий пропагандирующих русскую культуру и т.д.) за использование помещений. М.Семёнова также посетовала на недостаток русских книг в библиотеках и заметила, что нужно помочь молодёжи знакомиться с Россией и русской культурой через книги. Для этого нужны современные, хорошо иллюстрированные издания. Для пошива русских национальных костюмов ткже требуются книги по дизайну, хорошие ткани, правильная фурнитура и украшения. Всё это является элементами национальной культуры и требует внимательного отношения.

Александр Хрипко, представляющий Русский дом для престарелых в Кабраматте, высказал мнение, что отсутсвие единого Русского культурного центра связано лишь с недостатком средств. В Сиднее уже существуют три Русских клуба, которые, по его менению, между собой никак не связаны. Если продать все три клуба, то по подсчётам г-на Хрипко, можно было бы выручить сумму достаточную для приобретения одного Русского культурного центра ($10-14 миллионов AUD). Открытыми остаются два вопроса, будет ли такая централизация удобна для жителей города, и смог бы СРСА координировать такой проект?

Татьяна Торлина, издатель журнала «Австралийская мозаика», познакомила собравшихся со своим проектом, на который правительство штата Новый Южный Уэльс уже выделило издательский грант. Этот иллюстрированный литературный журнал издаётся профессионально и расчитан исключительно на взрослых. С прошлого года, с целью объединения своих читателей, журнал начал регулярно проводить мероприятие «Костёр». Однако редакция журнала находится в тяжёлом финансовом положении и хотела бы получить помощь от СРСА и Посольства России.

Наталья Киселёва из Ассоциации Русско Говорящих Женщин в Австралии согласилась с мнением высказанным преподавателем русского языка С.Крестовской о слишком завышенных требованиях к школьникам изучающим русский язык как иностранный. Дети зачастую боятся испортить общую оценку, получив низкий балл за слабое владение русским. Это снижает общее количество учеников заинтересованных в изучении русского языка в школах. Тем не менее, Н.Киселёва сообщила, что по её наблюдениям ситуация не такая плачевная как может показаться. Многие дети общаются и переписываются с друг другом по-русски с помощью мобильных телефонов и Интернета, вместе ходят на русские дискотеки, и даже приглашают туда своих австралийских друзей. Удачным примером в создании русскоязычной среды для общения стал регулярно проходящий в Сиднее Конкурс красавиц. Нужно продолжать и накапливать этот положительный опыт.

Член Совета, Леонид Петров, представляющий на собрании и Русское общество Австралийской Столичной Территории затронул тему новых информационных технологий. По его словам они существенно изменили пути, по которым люди в современно обществе общаются и получают доступ к информации. Как результат этого процесса, печатная пресса продолжает терять подписчиков, а возрастной состав аудитории читающей газеты и журналы (в их традиционной форме) стал очень узким. Молодёжь проводит свой досуг в сети и получает информацию от туда же. В этой связи, организациям соотечественников необходимо постоянное присутствие в Интернете. Л.Петров предложил участникам собрания обмениваться адресами информационных ресурсов имеющих отношение к жизни организаций соотечественников в Австралии.

Член Совета Фаина Полонская, представляющая штат Новый Южный Уэльс, высказала свою точку зрения о том, что в Австралии проживает множество талантливых людей (актёров, музыкантов, певцов и танцоров), которые уже сейчас могут способствовать сохранению русского языка и культуры. Нужно лишь дать им возможность заниматься любимым делом.

Член Совета Александр Ильин, представляющий штат Виктория, поделился с аудиторией своей идеей проведения Всеавстралийского Фестиваля Русской Молодёжи. Участники такого Фестиваля могли бы собраться на три дня для соревнования в самых разных областях (спорт, шахматы, пение, танцы, и т.д.), а его победители смогли бы поехать в Россию на Всероссийский Фестиваль Молодёжи. Для проведения этого мероприятия потребовалось бы участие всех ассоциаций соотечественников.

Член Совета Валерий Лебедев, который представляет штат Южная Австралия, подчеркнул, что все группы и организации соотечественников уже сейчас действуют в одном направлении. Он предложил укреплять существующие связи, что в конечном итоге приведёт к желаемому результату.

Первый секретарь Посольства России А.Кожин поддержал предыдущее выступление известной фразой: «В единстве – сила». Воля к объединению соотечественников исходит из самой общины. Посольство может способствовать этому процессу исходя из своих возможностей. Например, возможна финансовая помощь в аренде помещений, звуковой и видеоаппратуры необходимой для проведния отдельных конференций и культурно-массовых мероприятий. Большое внимание Посольство будет уделять и преподаванию русского языка на всех уровнях. Для этого требуется тесное сотрудничество между Посольством и СРСА.

Генеральный консул России в Сиднее Татьяна Грушко выразила удовлетворение развернувшейся дискуссией и подчеркнула, что в каждом выступлении прозвучала своя, зрелая идея. Г-жа Грушко также заметила, что в Австралии хорошо известны шедевры русской литературы и имеется интерес к русскому языку. Она порекомендовала организациям соотечественников теснее сотрудничать с правительственными органами штатов и территорий. В свою очередь правительство России также могло бы существенно облегчить задачу помощи соотечественникам открыв в Австралии отделение Рос.зарубеж центра. Генеральный консул в Сиднее пригласила присутствующих обращаться к ней за помощью в решении проблем касающихся языка и культурного наследия, а также при составлении проектов и смет для отдельных мероприятий. При этом она обратила внимание на важность свободной циркуляции информации и обмена идеями. Была подчёркнута основополагающая роль семьи в деле привития «русскости» у молодого поколения. Не случайно, что 2008 год объявлен в России Годом семьи.

Семён Пинчук, который является директором компании «Коннект ТВ» назвал количество телезрителей принимающих российские каналы в Австралии – 15 тысяч человек. Он отметил, что телевидение прививает интерес к русской культуре и помогает в изучении русского языка. Благодаря телевидению и другим СМИ многие соотечественники получили возможность постоянно находиться в своей языковой среде. Вопрос остаётся лишь в его доступности потребителям.

В заключение, Председатель собрания поблагодарил всех присутствующих за высказанные идеи и предложения. Он сообщил, что следующее собрание СРСА пройдёт в Канберре в июне 2008 г. К тому времени планируется окончательно доработать и Устав Совета.

(тектс и фото Л.Петрова)